Алкогольная лихорадка

Специалисты Всемирной организации здравоохранения недавно опросили 200 тысяч учеников 5-10 классов относительно употребления ими алкоголя и сделали очень неутешительный вывод. Украина в списке из четырех десятков стран заняла … первое место и с огромным отрывом опережает Израиль, который попал на вторую позицию этого позорного рейтинга. То есть у нас регулярно заглядывают в рюмку 40 процентов детей, в Израиле – 28. Россия, где попойка считается частью национальной традиции, кстати, заняла аж 15 место. Что дальше? Ответ на этот вопрос стабильно остается риторическим, потому бизнес и, считай, политическая элита нашего государства давно паразитирует на этом общественном беде.

1
Смотрите в корень

У каждой болезни есть первопричина, из которой постепенно, но неотвратимо вырастает большая проблема. По мнению доктора медицинских наук, главного сотрудника харьковского Института неврологии, психиатрии и наркологии Анатолия Артемчука, склонность к разным формам гиблой зависимости в ребенке может сформироваться еще в момент его зачатия и рождения. То есть тот факт, что сегодня в Украине 90-98 процентов родов проходят с теми или другими патологиями, непосредственно влияет на рост числа небезразличной к рюмке молодежи. Связь здесь прост. Проблемные роды становятся причиной того, что дети приходят в этот мир с очевидными признаками органического поражения мозга, и вся последующая судьба напоминает процесс развертывания во времени сложной мозговой дисфункции. «Чтобы хорошо учиться, заниматься спортом, влюбиться, поехать в Париж, построить дом, нужно иметь крепкий мозг, – говорит Анатолий Артемчук. – А там, где он нарушен, многие функции просто не действуют ».

Результат более тревожный. Недавно в Харькове специалисты провели исследование психологического состояния подростков и молодежи со сложным, девиантным, поведением и обнаружили, что, во-первых, они не привыкли использовать потенциал собственных мозговых клеток на полную мощность из-за нехватки соответствующей энергии. Во-вторых, для формирования и роста им не хватает естественных гормонов, потому парню очень сложно превратиться в мужчину. И, в-третьих, “сложные” дети растут без личностного стержня. То есть не могут отличить добро от зла, вторая от врага, не умеют сформировать жизненную цель, найти опору. У них практически ничего не получается. И поскольку нашим обществом принимаются исключительно успешные люди, рюмка нередко становится чем-то вроде спасительной эмоциональной соломинки. От нее ребенок переходит на травку, а с травки – на виртуальные игры, что, в свою очередь, вызывают сложную компьютерную зависимость. «Одна патология перетекает в другую, – говорит Анатолий Артемчук. – Это целый конгломерат проблем, в основе которого лежит проблема нездоровых детей. Ведь для того, чтобы быть успешным, нужно иметь высокий заряд здоровья. А когда его нет, ребенок подсознательно выбирает то, что проще. Научиться курить, употреблять спиртное, ругаться матом на самом деле очень просто ».

«Все собирают дань с больного ребенка»

Уже лет десять подряд список крупнейших налогоплательщиков в Харьковской области возглавляют табачная фабрика «Филип Моррис» и пивзавод «Рогань». Традиционные для региона отрасли – машиностроение, торговля, сельское хозяйство и даже газодобывающая – не стоят и близко. Прошлого года выпуск алкоголя и табака в регионе вырос еще на 9 процентов. Дымить сигареткой, держа в руках бутылку с пивом, – теперь модно, стильно, круто. По данным харьковского медицинского психолога Евгении Волинкиной, каждый третий ученик начальной (!) Школы в городе хотя бы раз употреблял спиртное. Семь процентов детей, попадающих в больницы с диагнозом «отравление», подорвали здоровье именно горячительными напитками.

Заработать такую ​​болячку в нежном возрасте нетрудно – для новичка могут стать смертельными всего лишь четыре ложки выпитого алкоголя. По этой причине в государствах, которые заботятся о детях, а не о дополнительных финансовых бонусах водочных баронов, спиртное продается лишь гражданам, которым исполнилось 21 год. У нас же дети из-за безразличия общества к этой проблеме активно заглядывать в рюмку начинают с 12-14 лет. «Семьдесят процентов наших пациентов, – рассказывает заведующий наркологическим отделением харьковского клинической больницы № 9, кандидат медицинских наук Виктор Слюсар, – это люди до 30 лет. Они попадают к нам в очень сложном состоянии – больные печень, почки, легкие. Случаются и более серьезные осложнения – белая горячка, эпилепсия. Как правило, эти пациенты, несмотря на молодость, имеют большой стаж алкоголизации ».

Сегодня на учете в наркологических клиниках области находятся немного больше 2 тысяч зависимых от спиртного молодых людей. Реальная статистика еще печальнее – люди у нас имеют непреодолимую привычку обращаться за помощью уже тогда, когда оказываются на грани глубокой пропасти. К тому же Харьковщина – не самый проблемный в этом смысле регион. Средний показатель по стране – 7,6 юных алкоголиков на 100 тысяч населения, в Харькове – 4,1.

Врачи-наркологи говорят, что непоправимый ущерб здоровью украинской молодежи наносят именно пивные компании. Детский организм с различных физиологических причин не воспринимает крепкие водочные напитки. Ребята, по словам Анатолия Артемчука, «от них просто дурачатся». Такое положение мало у кого вызывает психологический комфорт, поэтому дети автоматически переключаются на более легкие напитки – пиво, джин-тоник, коктейли. «Пивные компании, – говорит врач, – давно заметили эту особенность и рекламируют свою продукцию преимущественно для молодежи». «Причем очень агрессивно, – добавляет Виктор Слюсар. – Мол, пить пиво – это не только не вредно, а наоборот – полезно и даже необходимо. Без этого ты никогда не добьешься успеха ».

Молодые люди, по словам специалистов, воспринимают этот призыв как руководство к действию. Они могут неделями экономить на пирожках, сосисках и кино только для того, чтобы подтвердить с бутылкой алкоголя в городской забегаловке статус способной на нечто особенное человека. А когда эти иллюзии жестоко разбиваются о суровые «житейские» реалии, ищут ощущение собственного «суперменство» в наркотиках и компьютерных играх. С последними у нас тоже нет никаких проблем. «Помещение с игровыми автоматами расположены прямо у школ, молодежных центров, – с грустью констатирует этот недопустимый для цивилизованного общества факт Анатолий Артемчук. – Все собирают дань с больного ребенка! ”

А дальше – круговая порука. Сейчас в Украине выходит в самостоятельную жизнь и создает семьи первое поколение, воспитанное в жесточайших традициях алкогольного и табачного зомбирования. Судьба их будущих детей известна заранее, поскольку пьяное зачатие и беременность, «скрашена» «безобидным» пивком, однозначно дают трагический исход. Анатолий Артемчук говорит, что, наблюдая за юными алкоголиками (речь идет о 14-15 лет), вывел для себя устойчивую жизненную спираль. Их родители тоже играли спиртным, мама непременно лежала на сохранении и имела затяжные роды. Ребенок появился на свет с обмотанной пуповиной и не сразу закричала. Первые месяцы жизни младенца неистово кричит, потому что хочет опохмелиться. В пять – шесть лет страдает синдромом чрезмерного возбуждения, и его фактически невозможно успокоить. В детсад двери закрыты из-за очень слабого здоровья. А школа и подавно превращается в ужас, ибо этот ребенок к работе за партой совершенно не подготовлена. У нее нет соответствующих навыков, психологического развития, уверенности в себе. Словом, в 12 лет ей ничего не остается, как поверить в рекламные байки и попытаться наладить свою жизнь с помощью бутылки с пивом. Причем этот посыл благодаря вездесущим телевизионным роликам успевает отложиться к тому времени уже на уровне подсознания, и изменить устоявшуюся программу мозга, как правило, очень сложно. К криминалу и тюрьме «травматику» остается сделать всего один шаг. А водочные короли почему глубоко убеждены в том, что это никогда не случится с их собственными детьми.

«За маму, за папу, за праздник!

Безразличие общества к проблемам детского алкоголизма специалисты объясняют еще и укоренившейся традиции пьянства. «Люди почему-то не верят, что алкоголизм – это заболевание обмена веществ и прежде тяжелым психическим недугам, – говорит врач-нарколог Михаил Дюженко. – Иногда дело доходит до абсурда. В семье может быть уже зависимый человек, скажем, отец, а дед с бабой настойчиво предлагают внуку перебросить рюмку к празднику. Мол, немножко не повредит. Главное знать меру и держать себя в рамках ». Это еще один самообман. «В случае с ребенком до завершения процесса его физического формирования (речь идет о 21 год), ни о какой культуре выпивки не может быть и речи, – утверждает, в свою очередь, Анатолий Артемчук. – Надо говорить о культуре качества жизни, о культуре обучения, спорта. Причем в противовес агрессивному алкогольной рекламе ». То, что в телевизионном пространстве нет альтернативной информации, в очередной раз доказывает тот факт, что наших детей сознательно лишают права выбора. Их внутренние сомнения и колебания, похоже, не допустимы, когда на кону стоят сумасшедшие сверхприбыли.

«Что делать?» – Вопрос скорее риторический. Хотя идеи на этот счет действительно есть. Харьковские врачи-наркологи, например, предлагают создать на уровне государства центр с региональными представительствами, который бы координировал работу всех ведомств, занимающихся проблемами детского алкоголизма. «Нужен системный анализ, системный подход, нужна структура для планирования работы министерств и учреждений, заинтересованных в преодолении этого бедствия, – говорит Анатолий Артемчук. – Сегодня же врачи, чиновники, правоохранители тушат пожар в одиночку, но никто не решает проблему комплексно ». Это свидетельствует о том, что Украина возглавила список государств, которые активно спаивают своих детей, все же не случайно.